ВЯЖЕМ СПИЦАМИ

Маргарет Тэтчер Железная леди

 

 

Маргарет Тэтчер не раз делала невозможное… Она вытащила страну из кризиса в тот момент, когда все другие считали это невозможным. Она обновила само понятие консерватизма – хотя, казалось бы, что может быть консервативнее лидера партии консерваторов? Ломать традиции и делать невозможное – это было ее образом жизни, ее целью и ее главным достижением.

Маргарет Тэтчер не раз делала невозможное: она, нарушив все традиции, пробилась в политические лидеры в стране, где традиции в политике сильнее всего. Она вытащила страну из кризиса в тот момент, когда все другие считали это невозможным. Она обновила само понятие консерватизма – хотя, казалось бы, что может быть консервативнее лидера партии консерваторов? Ломать традиции и делать невозможное – это было ее образом жизни, ее целью и ее главным достижением.

Будущая леди Маргарет Тэтчер, вопреки всем традициям, родилась совсем не в той среде, откуда выходят будущие английские политики: ее родителями были небогатый лавочник Альфред Робертс и его жена, когда-то белошвейка, а ныне домохозяйка Беатрис Стивенсон, жившие в городке Грэнтем, – известном тем, что когда-то в местную школу ходил будущий сэр Исаак Ньютон. Больше всего Робертсы ценили здравый смысл и разум: они поженились, только когда скопили деньги на лавку, родили ребенка – дочь Мьюриел, – когда стали достаточно зарабатывать, и так же обдуманно завели вторую дочь Маргарет Хильду.

Она появилась на свет ранним утром 13 октября 1925 года в квартире над лавкой своих родителей. Биографы любят писать, что в доме Робертсов не было ни канализации, ни туалета, – зато там были строгие религиозные принципы, любовь, уважение, целеустремленность, работоспособность и прочие протестантские ценности, а также множество книг: Альфред Робертс, который был вынужден оставить школу в тринадцать лет, увлеченно занимался самообразованием. Его страсть к книгам, к новым знаниям была неутолима – и со временем эту страсть с ним разделила его младшая дочь. В отличие от Мьюриел, которая была вся в мать – будущая образцовая домашняя хозяйка, – Мэгги во всем походила на отца, и неудивительно, что, по ее собственному признанию, «Всего, чего добилась, я смогла достичь только благодаря моему отцу, его воспитанию и заповедям». Альфред рано заметил в своей дочери те же качества, что были у него – железную волю, страсть к знаниям, недюжинный аналитический ум, целеустремленность и уверенность в себе, – и отдавал ее воспитанию все свои силы. Его заповеди дочь запомнила на всю жизнь: «Ты сама создаешь свой собственный разум. Никогда ничего не делай только по той причине, что так делают твои друзья. Никогда не следуй за толпой только потому, что ты боишься выглядеть непохожей. Веди толпу за собой, но никогда не следуй за нею». Он учил дочь работать не покладая рук, не думать об удовольствиях, обдумывать все, что происходит вокруг, и не тратить деньги впустую – даже положенные ей карманные деньги Мэгги, по совету отца, складывала в банк. Мэгги вместе с отцом ходила на лекции и в библиотеку, в церковь и дискуссионный клуб, а позже – и на партийные собрания: Альфред был активным приверженцем консервативной партии и даже стал со временем членом городского совета, а позже и мэром Грэнтема. Мэгги с детства увлеклась политикой: когда ей не было еще и десяти лет, она работала на своих первых выборах – агитировала за местного кандидата в парламент от консервативной партии. Когда кандидат прошел в Палату общин, в этом была и доля заслуги Мэгги Робертс.

Робертсы не жалели сил и денег, чтобы их дочери получили хорошее разностороннее образование. Мэгги училась в лучшей местной школе для девочек, с пяти лет играла на фортепиано, а в девять лет победила в поэтическом конкурсе. Рассказывают, что когда директриса поздравила ее с победой, сказав: «Вам повезло, Маргарет», та ответила: «Мне не повезло, я это заслужила!» На уроках она всегда стремилась ответить первой, знать все лучше всех, активно участвовала в дискуссионном клубе и стала самым молодым капитаном хоккейной команды в истории школы. Ее одноклассница позже вспоминала: «Она была яркой, прилежной и серьезной даже в пятилетнем возрасте», а другая говорила: «Она умела правильно использовать слова в том возрасте, когда большинство ее сверстников отделывались междометиями». В отличие от своих одноклассниц Мэгги никогда не ходила в кино или на танцы, не посещала вечеринок и не думала о мальчиках: все ее время, все ее силы были направлены на учебу и самосовершенствование.

Для получения дальнейшего образования Маргарет выбрала Самервилл-колледж, один из старейших женских учебных заведений Оксфорда. Деньгами на оплату учебы в Оксфорде Робертсы не располагали – вся надежда была на получение стипендии, для чего предстояло, в частности, сдать экзамен по латыни. Мэгги самостоятельно изучила весь четырехлетний курс и, блестяще сдав экзамены в Самервилл, стала студенткой одного из элитнейших учебных заведений.

Биографы замечают, что Маргарет всегда училась исключительно в заведениях для девочек, и отмечают, что этот факт сыграл в ее жизни немалую роль. Сама Тэтчер позже писала: «Это хорошо, что я всю жизнь училась в учебных заведениях для девочек. Почти не будучи знакомой с мальчиками в детстве, я так и не научилась тому, чтобы комплексовать перед ними и уступать им только потому, что они мальчики. А когда я стала взрослой – извините, джентльмены, но было уже поздно».

Своей будущей специальностью Мэгги выбрала химию: в то время быстро развивающаяся наука сулила хорошую карьеру, а Оксфорд, где в свое время учились двенадцать премьер-министров, давал возможность заниматься политикой. Мэгги тут же вступила в Консервативную ассоциацию Оксфордского университета (КАОУ) и со временем даже смогла добиться поста ее председателя – став первой женщиной-председателем за всю историю КАОУ.

На втором году обучения Маргарет впервые влюбилась – ее избранником стал сын графа, учившийся в соседнем колледже. Однако его аристократические родители были вовсе не в восторге от выбора сына: дочь бакалейщика – не пара потомку столь знатного рода. Роман был закончен: Маргарет, которая ни разу не проигрывала, эта неудача надолго отвратила от любовных игр. Только политика, казалось, будет всегда ей верна и принесет счастье.

Окончив университет, Маргарет поступила на работу в химическую лабораторию в Эссексе, а позже перевелась в Лондон: хотя работала она, как всегда, очень прилежно, мисс Робертс уже давно поняла, что ее истинное призвание, ее будущее – не наука, а политика. В 1948 году партийная конференция выдвинула ее кандидатуру на выборы: пусть пока в бесперспективный, традиционно голосующий за лейбористов, округ, но ведь выдвинули! Мэгги всеми силами старалась оправдать доверие: она целыми днями объезжала – точнее, обходила, ведь ни машины, ни денег на такси у нее не было – округ, выступая в каждом уголке, перед каждым будущим избирателем. Она спала всего по четыре часа в день – эта привычка сохранится на всю жизнь – а все остальное время работала не покладая рук. Чуда не произошло: на выборах победил кандидат от лейбористов, но вместо ожидаемых двадцати процентов голосов (в лучшем случае) Мэгги Робертс получила больше тридцати!

Однажды после партийной вечеринки, которая закончилась весьма поздно, Мэгги уже собралась идти домой пешком, как один молодой человек предложил подвезти ее до дома. Его звали Дэнис Тэтчер: он был обаятелен, весел, остроумен и к тому же пламенный консерватор. Позже оказалось, что он на десять лет старше Маргарет, владеет доставшейся по наследству фабрикой по производству красок, прошел всю войну, дослужился до звания майора, был неудачно женат (жена не дождалась его с фронта и сбежала с другим) – и ему очень нравится Маргарет. Они обвенчались 13 декабря 1951 года: Мэгги, которая оставалась верна себе даже в такой день, пошла к алтарю в синем платье (во-первых, его можно будет потом носить как вечернее, а во-вторых, синий – цвет консервативной партии) и экстравагантной шляпке. Любовь к шляпкам – пожалуй, единственная слабость Маргарет Тэтчер – роднила ее с еще одной знаменитой увлеченной политикой англичанкой – Джорджианой, герцогиней Девонширской. Правда, та была сторонницей партии вигов, а симпатии миссис Тэтчер всегда принадлежали консерваторам-тори.

Биографы много спорят, чего было больше в этом браке – любви или расчета: деньги и связи Дэниса Тэтчера позволили Маргарет наконец бросить надоевшую химию и поступить в юридическую школу – ведь политики должны разбираться в законах. Не отрываясь от учебы, она родила близнецов – Марка и Кэрол. Вспоминают, что роды начались раньше срока – в это время Дэнис был на чемпионате по крикету – и Маргарет пришлось самостоятельно добираться до госпиталя. Прямо в больничной палате она написала заявление о допуске к экзамену на юридическую степень – и блестяще сдала его всего через четыре месяца после родов. Своей специальностью она выбрала налоговое законодательство – еще одна область, где в то время почти не ступала женская нога.

В отличие от многих женщин-политиков, сознательно жертвовавших семьей ради политической карьеры, Маргарет ничем не собиралась жертвовать: она хотела и семью, и карьеру – и смогла получить и то, и другое. Чего ей это стоило – знает только она сама: десятилетиями она спала по четыре часа в сутки, все остальное время отдавая напряженной, без отдыха, работе. Как она позже говорила, и занятия наукой, и юридическая практика оказались ей очень полезны в политике: «В науке вы рассматриваете факты и делаете свои выводы… Изучая законодательство, вы изучаете структуры. Вы разбираетесь в каком-то процессе, и тогда, если законы неадекватны для современного общества, вы создаете новые законы. Я очень остро интересовалась финансовой стороной политики, поэтому и занялась законностью доходной стороны».

Параллельно с юридической практикой Маргарет продолжала заниматься политикой. Поначалу партия пыталась отказать ей в поддержке: ну кто станет голосовать за мать двоих маленьких детей – ведь ее силы будут направлены не на служение обществу, а на работу по дому! Но Тэтчер не сдавалась: она изо всех сил убеждала избирателей в том, что и женщина может править государством: «Каждая женщина, знакомая с проблемами ведения домашнего хозяйства, близка к тому, чтобы понимать проблемы управления страной», – говорила она. После нескольких неудачных выборов в графстве Кент она решилась переехать в Лондон – на выборах от партии в округ Финчли, пригород Лондона, ей пришлось сражаться с двумя десятками кандидатов-мужчин, но недаром Маргарет говорила: «Если я буду выступать одна против сорока восьми, мне будет жаль этих сорок восемь». В 1959 году Маргарет Тэтчер стала депутатом парламента от округа Финчли, пригорода Лондона. Ей было всего тридцать три года.

Казалось, Маргарет добилась того, чего хотела, – но кресло в Палате общин стало лишь первой ступенькой вверх. Тэтчер шла к вершинам власти медленно, но неуклонно: она была парламентским секретарем министерства пенсий и социального обеспечения во времена премьерства Гарольда Мак-Миллана, министром теневого кабинета (его формирует партия вне власти) по вопросам строительства, позже – газа, электричества и газовой энергии при главе оппозиции Эдварде Хите. Позднее – министром транспорта, образования и науки, а когда Хит в 1970 году стал премьер-министром, Маргарет Тэтчер стала единственной женщиной в его правительстве, получив пост министра по образованию и науке.

Свою деятельность на этом посту Маргарет Тэтчер начала с того, что отменила бесплатную раздачу молока в школах: она сэкономила казне восемь миллионов фунтов, но взамен получила от оппозиции прозвище Thatcher – milk snatcher, то есть «похитительница молока», от которого долго не могла отмыться. Между тем Тэтчер была убеждена в своей правоте: государство не должно давать людям то, что они в состоянии заработать сами. Этот ее принцип – не давать, а позволять заработать – позже лег в основу ее политической доктрины, получившей название «тэтчеризм».

Между тем разразившийся в мире экономический кризис добрался и до Англии. Количество безработных, недовольных, бастующих росло с необыкновенной быстротой, погружая страну в экономический хаос. Кабинеты менялись один за другим: непопулярных консерваторов сменили лейбористы, которые лишь ухудшили положение. Англия наполовину бастовала, наполовину сидела без работы, а долги росли со страшной скоростью. В это непростое время Маргарет Тэтчер выдвинула свою кандидатуру на пост главы консервативной партии. Хотя традиционно партию возглавлял политик, уже успевший зарекомендовать себя в одном из ведущих министерств и обладающий большим опытом, Тэтчер оказалась единственной, кто смог предложить реальную программу выхода из кризиса: дать гражданам возможность работать и зарабатывать, понизить инфляцию, бороться с преступностью. Во время решающего голосования она прокричала залу: «Забудьте о том, что я женщина!» – и впервые в истории страны женщина возглавила политическую партию.

«Я объясню людям, что такое консерватизм, и поведу войска в бой!», – говорила она. Под ее влиянием прежний английский консерватизм, приверженный традициям, стоящий за сильную власть государства и экономические монополии, стал меняться на глазах: Тэтчер выступала за право каждого стать богатым самостоятельно и за право государства не вмешиваться в то, как богатеют его граждане. Поначалу ее выступления были настолько резкими, что буквально распугивали слушателей, а сама Тэтчер получила множество нелестных прозвищ – в том числе и знаменитый титул «Железной Леди». Кстати, впервые эти слова о миссис Тэтчер появились в советской газете «Красная звезда», и с тех пор так ее стали называть по всему миру. «Даже ямочки на ее щеках из железа», – констатировала газета The Daily Telegraph. Однако Тэтчер вовремя спохватилась и с помощью профессиональных имиджмейкеров несколько смягчила свой образ, научившись не только призывать к бою, но и очаровывать. Она много общалась с прессой, выступала на митингах и конференциях, пытаясь объяснить людям одну простую мысль: только консерваторы способны вывести страну из кризиса.

В 1979 году страна была на грани краха: забастовки профсоюзов развалили экономику, от былого влияния страны не осталось и следа. Никто не хотел и не мог принять страну в столь плачевном состоянии – кроме Маргарет Тэтчер. Лорд Пеннел заметил: «Только она и была достаточно мужественна, чтобы возглавить руководство». В мае 1979 года консервативная партия победила на выборах, и Маргарет Тэтчер в возрасте пятидесяти трех лет стала премьер-министром Великобритании.

Дочь бакалейщика, воспитанная в жесткой викторианской морали и религиозных принципах, собиралась реформировать страну согласно правилам своего отца: упорный труд, независимость и честность. Она желала, чтобы каждый работал и сам зарабатывал себе на жизнь, а не доил государство. Она говорила: «Я приступила к управлению с одним четко продуманным намерением: изменить английское общество от состояния полностью зависимого иждивенца до уверенного в своем будущем предпринимателя; от традиционного «подайте-мне-пожалуйста» до нации «сделаем-все-сами»; чтобы воцарилась Англия «просыпайся-и-иди» вместо Англии «посидим-и-подождем». В своей первой речи перед парламентом она процитировала Авраама Линкольна: «Вы не можете усилить слабого, ослабляя сильных… Вы не можете помочь бедному, уничтожая богатых… Вы не можете помочь людям, постоянно делая за них то, что они могли бы и должны делать сами для себя».

Начала Тэтчер с того, что срезала ставку подоходного налога, увеличив налог на добавленную стоимость, и отказалась от регулирования заработной платы и цен. Она жестко ограничила права профсоюзов, особенно на забастовки – из-за постоянных стачек экономика и так непоправимо пострадала. Она приватизировала несколько крупнейших предприятий, добившись того, чтобы любой мог купить акции и таким образом получить капитал, – так возник «народный капитализм» Маргарет Тэтчер. Безработицу она сократила, пропагандируя неполный рабочий день и стимулируя получение новых, востребованных специальностей, а также поддерживая развитие малого бизнеса. А для сокращения государственного бюджета Тэтчер смело сокращала субсидирование убыточных предприятий, социальные пособия и дотации регионам. Все эти меры вызвали волну протеста в стране, но Тэтчер была непреклонна: «Никому не нужно правительство, состоящее из мягких игрушек», а из того кризиса, в каком находилась Великобритания, ее могла вытащить только железная хватка Железной Леди. За первый срок инфляция снизилась до невиданных прежде 4 %, а дефицит бюджета был сокращен в несколько раз.

И все же консерваторы были на грани отставки, если бы их не спас случай: воспользовавшись тем, что премьер-министр, к тому же женщина, по горло занята внутренними проблемами, Аргентина в апреле 1982 года высадила десант на Фолклендские острова: Аргентина исторически считает эти острова своей территорией и называет их Мальвинскими. Однако Тэтчер не пожелала добровольно отказаться от островов: хотя на них было всего полторы тысячи человек (а еще, как любят говорить историки, 650 тысяч овец и десять миллионов пингвинов), она немедленно отправила к островам несколько военных кораблей и самолеты. К концу июня Британия полностью вернула себе Фолкленды, что вызвало в стране огромную волну патриотизма, а консерваторам и Маргарет Тэтчер обеспечило победу на очередных выборах. Сама она объясняла эту победу просто: «Мы знали, что должны были делать, поэтому мы пошли на это и сделали это».

В октябре 1984 года ирландские террористы совершили на Маргарет Тэтчер покушение: ее жесткая линия в отношении проблемы Северной Ирландии уже не раз вызывала конфликты с ирландскими республиканцами. В отеле Брайтона, где проходила партийная конференция, была заложена бомба: однако она надолго засиделась в кабинете, и взрыв в ванной комнате ее не задел, но половина отеля была разрушена, накрыв обломками десятки человек. Пятеро погибли. На следующий день Маргарет, открывая конференцию, заявила: «Терроризм не может быть оправдан. Никаких переговоров с боевиками – только безоговорочная капитуляция или уничтожение». В ответ на действия ИРА она усилила власть в Ольстере и в то же время развивала там экономику, сглаживая политические конфликты дипломатическими методами. В результате в 1985 году было подписано соглашение о статусе Северной Ирландии – она останется британской, пока этого хочет большинство населения. На данный момент большинство хочет остаться гражданами Британии.

Баллотируясь на третий срок, Тэтчер отказалась от услуг имиджмейкеров, пытающихся смягчить облик Железной Леди: «Поздно меня переделывать. Я уже восемь лет у власти. Я не актриса, мне не нужны подтяжки на лице». Выиграв выборы в 1987 году, Маргарет Тэтчер установила своеобразный рекорд – впервые за сто пятьдесят лет премьер-министр занимал этот пост третий раз, и впервые за историю – подряд. Страна находилась на подъеме: экономика крепла, безработица и инфляция сокращались, авторитет страны снова был на должном уровне. Когда объявили о победе Тэтчер, англичане ликовали: но недаром Дэнис, глядя на эти толпы из окна особняка на Даунинг-стрит, предсказывал: не пройдет и года, как эти же толпы будут проклинать его жену. Слишком жесткая политика Маргарет относительно внешней экономики, введенный ею подушный налог и резкое неприятие идеи вхождения Великобритании в объединенную Европу вызвали среди британцев настоящую ненависть к своему прежнему кумиру. К критике Маргарет всегда была равнодушна: «Если те, кто меня критикует, увидят, как я шагаю по водам Темзы, они сказали бы, что я не умею плавать». Однако против нее восстала даже ее партия, и в ноябре 1990 года она была вынуждена уйти в отставку с поста премьер-министра, передав власть более либеральному Джону Мейджору – верному стороннику тэтчеризма.

В 1990 году, вскоре после отставки Тэтчер, королева объявила, что в знак признательности ее заслуг ее мужу даруется титул баронета, и Маргарет Тэтчер отныне стала леди Тэтчер, сохранив, однако, право заседать в Палате Общин, которого бы лишилась, получив титул лично. Личный титул баронессы она получила в 1992 году – и вместе с ним пожизненное право заседать в Палате Лордов. На ее гербе адмирал – в память о ее роли в Фолклендском конфликте, и сэр Исаак Ньютон – как ее земляк-химик. Таким образом, чета Тэтчер стала одной из немногих пар, где каждый обладал собственным титулом.

Стоило Тэтчер уйти в отставку, как ругающие голоса тут же смолкли – вместо этого англичане вспомнили, что именно ей обязаны выходом из кризиса, возрождением величия страны и ее нынешним положением в мире. «У Англии два сокровища – нефть и Маргарет Тэтчер», – признавали газеты. Ей предлагали множество постов – от секретаря ООН до президента Всемирного банка, но она предпочла разделить свое время между семьей и написанием мемуаров. Ее книга «Годы на Даунинг-стрит» вышла из печати в 1993 году и немедленно стала бестселлером.

Верный Дэнис по-прежнему был рядом с нею: сейчас его любовь и забота были нужны Маргарет как никогда. В годы премьерства жены он старался держаться в тени, никогда не выезжал с нею в заграничные поездки и старался пореже обсуждать супругу в интервью – пресса даже обвиняла его в том, что он бьет баклуши, прикрываясь влиятельной женой. Однако он всегда был готов поддержать Маргарет, помочь ей, ободрить и успокоить. Он заботился о том, чтобы она не забывала спать и есть, воспитывал детей, встречался с влиятельными людьми за игрой в гольф или крикет – вещи святые для любого англичанина, но для Маргарет недоступные. После ее отставки Дэнис, которому тоже нелегко дался переход от положения супруга премьера к месту мужа жены, не знающей, куда себя деть, посвятил все свое время Маргарет – она находилась на грани депрессии. Что бы ни говорили об их браке недоброжелатели, это был союз по-настоящему любящих и уважающих друг друга людей.

А вот дети пару не радовали: Кэрол всю жизнь пыталась избавиться от тени матери, строя самостоятельную карьеру подальше от нее: она стала журналисткой, работала сначала в Австралии, а затем в Швейцарии. Марк, напротив, наслаждался положением сына премьер-министра: избалованный и легкомысленный, он занимался, чем придется – участвовал в ралли, пробовал себя в бизнесе, а в пятьдесят с лишним лет попал в тюрьму по обвинению в подготовке переворота в Экваториальной Гвинее. Из заключения его вызволили деньги и влияние матери.

Дэнис Тэтчер скончался 26 июня 2003 года. После его смерти Маргарет сильно сдала: после нескольких ударов у нее начались проблемы с памятью, а из-за ухудшившегося здоровья врачи запретили ей выступать на публике. Однако народ не забыл свою Железную Леди: она по-прежнему является одной из самых популярных политиков страны. По опросу газеты The Daily Telegraph, она была признана величайшим премьер-министром после войны, опередив Черчилля вдвое. В феврале 2007 года она, первой в истории, была удостоена чести получить прижизненную статую в здании парламента: ее установили напротив статуи ее героя Уинстона Черчилля. На открытии она сказала: «Я бы предпочла, чтобы статую сделали из железа. Но пусть будет бронза – она не заржавеет».

 

 

Поиск

ЛЕПИМ ИЗ СОЛЕНОГО ТЕСТА

Поделиться

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru